Старый тополь Л. Толстой - Вступление

^ Старенькый тополь


Л. Толстой
5 лет наш сад был заброшен; я нанял работников с топорами и лопатами и сам стал работать с ними в саду. Мы вырубали и вырезывали сушь и дичь и излишние кустики Старый тополь Л. Толстой - Вступление и деревья. Больше всего разрослись и глушили другие деревья – тополь и черемуха. Тополь идет от корней, и его нельзя вырыть, а в земле нужно вырубать корешки. За прудом стоял большой в два Старый тополь Л. Толстой - Вступление обхвата тополь. Вокруг него была полянка; она вся заросла отростками тополей. Я повелел их рубить: мне хотелось, чтоб место было веселее, а главное, – мне хотелось облегчить старенькый тополь, так как я задумывался: все Старый тополь Л. Толстой - Вступление эти юные деревья от него идут и из него тянут сок. Когда мы вырубали эти юные топольки, мне время от времени жаль становилось глядеть, как разрубали под землею их сочные Старый тополь Л. Толстой - Вступление коренья, как позже вчетвером мы тянули и не могли выдернуть надрубленный тополек. Он изо всех сил держался и не желал дохнуть. Я помыслил: видно, необходимо им жить, если они так прочно держатся за жизнь Старый тополь Л. Толстой - Вступление. Но было надо рубить, и я рубил. Позже уже, когда было поздно, я вызнал, что не нужно было уничтожать их.

Я задумывался, что отростки вытягивают сок из старенького тополя, а вышло Старый тополь Л. Толстой - Вступление напротив. Когда я рубил их, старенькый тополь уже погибал. Когда распустились листья, я увидал (он расползался на два сука), что один сук был нагой; и в то же лето он засох. Он Старый тополь Л. Толстой - Вступление издавна уже погибал и знал это и передал свою жизнь в отростки.

От этого они так скоро разрослись, а я желал его облегчить – и побил всех его малышей. 

Вопросы к рассказу:

  1. О Старый тополь Л. Толстой - Вступление чем говорится в рассказе?

  2. А чему вас учит эта история?



^ Счастье Н. Вагнер

На берегу моря, в убогой лачужке жил отец и два отпрыска. Старшего звали Жаком. Он был высочайший Старый тополь Л. Толстой - Вступление, смуглый и черноволосый. Младшего звали Павлом. У него были длинноватые, светлые волосы, голубые глаза и ярко-розовые губки и щеки. Они совместно с папой ловили в море рыбу старенькым огромным неводом и Старый тополь Л. Толстой - Вступление продавали ее негоциантам, приезжавшим нарочно для того на сберегал. Старший был задумчив и молчалив. Нередко по вечерам он садился на берегу, на морские горы, и длительно смотрел на море. Он смотрел на Старый тополь Л. Толстой - Вступление огромные корабли, уходившие в открытое море, и ему очень хотелось плыть на этих кораблях туда далековато, где облака утопали в море, где лежал густой туман, туда, в дальние страны, о которых он настолько Старый тополь Л. Толстой - Вступление не мало слыхал дивных рассказов.

А Павел был радостный малый; он практически всегда и всем улыбался приветливо, пел радостные песни либо играл на дудке, которую ему подарил один из приезжавших негоциантов Старый тополь Л. Толстой - Вступление. Раз на лодке их застигнула буря, ветер опрокинул их лодку, и волнами выкинуло их всех на сберегал, при всем этом старика отца очень ушибло о гору. Он длительно был болен и в конце концов Старый тополь Л. Толстой - Вступление погиб. Умирая, он произнес им:

— Спасибо вам, что не покидали и кормили вашими трудами меня, старика. После моей погибели вам нечего больше жить тут в бедности и добывать томным трудом Старый тополь Л. Толстой - Вступление убогую еду. Вот вам кольцо моей прабабки, которой подарила его одна ведьма. Возьмите это кольцо, и когда придете в какой-либо город либо деревню — покатите его впереди себя. Если кольцо обвернется и прикатится к вашим Старый тополь Л. Толстой - Вступление ногам, то проходите мимо и идите далее. Если же кольцо обвернется и остановится около какого-либо дома, то в этом доме один из вас отыщет свое счастье. А другой Старый тополь Л. Толстой - Вступление... — Но что будет с другим, этого не досказал старик. Он отвернулся к стенке и погиб.

Братья похоронили отца, продали хижину, лодку, старенькый невод, всякий старенькый хлам и пошли находить счастья.

Много проходили они городов Старый тополь Л. Толстой - Вступление и деревень, и всюду пробовали, не тут ли укажет им кольцо тормознуть. Но кольцо крутилось и подкатывалось им под ноги. В конце концов пришли они в одно огромное село. Был Старый тополь Л. Толстой - Вступление ясный вечер, и все незапятнанные белоснежные домики побагровели от румяного солнца. Братья вошли в село и покатили кольцо. Оно длительно катилось, а они шли за ним. В конце концов оно тормознуло около огромного Старый тополь Л. Толстой - Вступление дома с палисадником и огромным садом с старенькыми липами, грушами и яблонями, на которых было много таких румяных, смачных яблок. У садовой ворота стояла женщина, которая сама была похожа на румяное яблоко Старый тополь Л. Толстой - Вступление. Женщина подняла кольцо, которое подкатилось к ее ногам, подала его меньшому брату и спросила: что братьям необходимо? А они смотрели на нее и не знали, что ответить.

— Счастья, — произнес Павел. Женщина засмеялась Старый тополь Л. Толстой - Вступление и удрала, а братья вошли в дом. Их встретила малая старушка в большенном белоснежном чепце.

— А! — произнесла она. — Вы, возможно, пришли наниматься в работники? Войдите сюда, там г-н Варлоо, — и она отворила Старый тополь Л. Толстой - Вступление им дверь в огромную комнату, с решетчатыми окнами, от которых ложились прекрасные узоры на незапятнанных циновках, а посредине комнаты стоял высочайший седоватый старик, с таким же хорошим румяным лицом и с Старый тополь Л. Толстой - Вступление такими же ямками на щеках, как и у девицы, которую они лицезрели у ворота.

— Ага! — произнес г-н Варлоо, — милости просим, добро пожаловать! Ого! Да какие вы оба отличные, да здоровые Старый тополь Л. Толстой - Вступление. Ну! садитесь, садитесь, вы правильно очень утомились, — и он нажимал им руки и усаживал их на дубовые стулья с высочайшими спинками.

— А в критериях мы сойдемся, обязательно сойдемся, — начал он, когда они сели Старый тополь Л. Толстой - Вступление. И он высказал условия. За работу на ферме и в саду, не считая жалованья, работники должны были получать квартиру и содержание. И братья согласились работать за эту плату.

И стали братья жить у Старый тополь Л. Толстой - Вступление Варлоо. С утра они работали на ферме, которая была в 2-ух милях от дома, в полдень ворачивались вспять и садились обедать на большой террасе в саду, вкупе с хозяевами.

В Старый тополь Л. Толстой - Вступление тихие, ясные вечера, по воскресеньям, устраивались танцы. Приходили соседи ближние и далекие. Красноватый кузнец г-н Жожо и желтоватый бочар г-н Ван-дер-Ври. Приходил крестьянин г-н Пили-Тили с скрипкой Старый тополь Л. Толстой - Вступление, и крестьянин фью-Тью с флейтой, и толстый пивовар Ван-Бум с огромным пузатым турецким барабаном. Приходили юные наряженные девицы и радостные, румяные работники. Ах! как было им всем забавно. Пили-Тили Старый тополь Л. Толстой - Вступление пилил на скрипке с таким усердием, что любая струна визжала: ай, батюшки, лопну! Фью-Тью так высвистывал на флейте, что весь надувался, как самовар и от его плешины шел пар коромыслом, Ван-Бум колотил Старый тополь Л. Толстой - Вступление в барабан, как в пустую бочку, и при всем этом припевал:

Ай, ну-те, веселитесь!

Все живите без хлопот,

Пойте, пейте и крутитесь!

Пусть жизнь забавно пройдет!

И все танцевали под эту Старый тополь Л. Толстой - Вступление музыку до упаду. Часто под конец вечера, когда уже все выпивали достаточно много пива из огромных кружек, старики тоже пускались в пляс, и г.Варлоо, схватив г-жу Варлоо, плясал Старый тополь Л. Толстой - Вступление с ней гавот и припевал:

Ай, ну-те, веселитесь!

Пусть жизнь забавно пройдет!

А у г-жи Варлоо при всем этом глаза так и сияли, точно гласили всем: видите, как забавно жить Старый тополь Л. Толстой - Вступление на свете!

С утра по праздничкам и воскресеньям все шли в церковь. Там пастор гласил, что жизнь есть благо, которое бог дает всем живущим, и тот, кто добр, того все обожают Старый тополь Л. Толстой - Вступление и тот счастлив, так как все его обожают.

— Неуж-то жизнь и есть счастье? — задумывался время от времени Павел. Вобщем, он изредка задумывался, а больше смотрел на глазки мамзель Лилы, дочери владельца, той Старый тополь Л. Толстой - Вступление девицы, которую братья повстречали у ворота, и ему казалось, что там, в этих голубых глазках, лежит его счастье. Он так нередко и так длительно на их смотрел, что Лила невольно отворачивалась, а Павел при Старый тополь Л. Толстой - Вступление всем этом багровел и улыбался.

Раз, когда он собирался идти на праздничек, Лила произнесла:

— Г-н Поль, вы никогда не надеваете шапку с лентами, позвольте вам дать одну ленту для шапки. — И Старый тополь Л. Толстой - Вступление она навязала ему на шапку длинноватую розовую ленту. Он шел на праздничек так забавно, ветер шелестел концами ленты, и они шептали ему на ухо: ты будешь счастлив, будешь счастлив!

В другой раз Старый тополь Л. Толстой - Вступление, осенью, когда собирали в саду яблоки, Лила подала ему румяное яблоко и произнесла:

— Г-н Поль, я вожделела бы, чтобы это яблоко принесло вам счастье. Скушайте его за здоровье того Старый тополь Л. Толстой - Вступление, кого вы любите.

Он принес яблоко к для себя в комнату и положил под подушку, а когда все в доме заснули, он вытащил, длительно смотрел на него, поцеловал его и произнес Старый тополь Л. Толстой - Вступление:

— Милое яблоко, я съем тебя за здоровье той милой девицы, которая мне милее всего на свете!.. — Да! — произнесло яблоко, — у тебя губа не дурочка, и ты съешь меня любехонько за здоровье мамзель Старый тополь Л. Толстой - Вступление Лилы, но до этого возьми ты заступ и пойдем в сад туда, где вырастают две старенькые липы, там брось меня наверх, и где я упаду, здесь разрой землю и может быть ты Старый тополь Л. Толстой - Вступление отыщешь то, что принесет для тебя счастье.

Павел взял яблоко, заступ и пошел в сад. Там, в одном углу, росли две огромные, очень старенькые липы; они росли, наклонившись одна к другой, и будто бы обымались Старый тополь Л. Толстой - Вступление своими толстыми и частыми ветвями. Павел бросил яблоко наверх, и оно свалилось как раз меж 2-мя липами. Тогда он стал рыть землю и вырыл маленький сундучок, окованный медью, который Старый тополь Л. Толстой - Вступление был заполнен старенькыми голландскими червонцами...

На другой же денек братья приобрели богатую ферму, а через некоторое количество дней Павел гласил г-н Варлоо:

— Я сейчас богат, г-н Варлоо, у меня есть Старый тополь Л. Толстой - Вступление большая ферма. Но что мне в этой ферме? Я буду самый злосчастный человек, если вы не отдадите за меня мамзель Лилу!

— Ага! — произнес г-н Варлоо, — это ты хочешь взять из моего сада Старый тополь Л. Толстой - Вступление самое наилучшее яблоко. Отлично, ты малый хороший и добросовестный, будешь счастлив, за это я ручаюсь, только-только на это произнесет мамзель Лила?

А мамзель Лила будто бы слушала и не слушала Старый тополь Л. Толстой - Вступление, что гласил отец с Павлом; она крутила в это время в руке очень зрелую неплохую грушу и вдруг, непонятно почему, положила ее к папе в кружку с пивом, хоть этого делать совсем не Старый тополь Л. Толстой - Вступление следовало.

— Ах! мамзель Лила! — произнес Павел, подойдя к ней, — я издавна увидел, что в ваших очах лежит мое счастье. Дайте мне его, и я буду самый счастливый человек во всем свете. А Старый тополь Л. Толстой - Вступление яблоко, которое вы мне дали, я съел за ваше здоровье...

Лила протянула ему руку, а сама упрятала лицо на груди мамы.

И какая была радостная свадьба Павла и Лилы! Вся деревня веселилась и Старый тополь Л. Толстой - Вступление поздравляла юных. Все девицы надели белоснежные платьица и венки из цветов. Школьный учитель весь изукрасился разноцветными бантами, привел всех собственных учеников, и они пропели в честь новобрачных кантату.

И побежали деньки Старый тополь Л. Толстой - Вступление за деньками, сейчас как вчера. Прошло времени мало и много — целый год, и у Лилы был уже небольшой Павел, с такими же ямками на щеках, как у ней, и с такими же хорошими Старый тополь Л. Толстой - Вступление очами, как у огромного Павла. Не считая того, у Лилы была любимица большая отменная пестрая скотина — Мими, с темными умными очами, которая каждое утро и вечер подходила к крыльцу и ела хлеб Старый тополь Л. Толстой - Вступление из рук Лилы. Была также белоснежная коза с длинноватой шерстью и голубой лентой на шейке Биби. Была сероватая кошечка Фанни с гладкой бархатной шерстью. Когда явился на свет небольшой Павел, то в Старый тополь Л. Толстой - Вступление то же время и в один денек у Мими появилась малая красноватая телка, у Биби — хорошенький беленький козленочек, а у кошки Фанни явилось на свет целых шестеро малеханьких котят с белоснежным пятном Старый тополь Л. Толстой - Вступление на шее. Всему этому радовались все.

Не радовался ничему один только Жак. Он всегда прогуливался один, угрюмый и задумчивый. Когда все веселились на общих семейных праздничках, он уходил далековато и ворачивался Старый тополь Л. Толстой - Вступление домой поздно ночкой.

— Послушай, дорогой мой брат, родной мой Жак, — гласил ему Павел, почему ты не весел, почему ты не хочешь быть счастливым, как и я? Взгляни, у г-на Жожо Старый тополь Л. Толстой - Вступление есть хорошая дочь, мамзель Бетти. Купи для себя ферму и женись на Бетти, и ты будешь счастлив, как я!

— Нет, — отвечал Жак, — я не буду счастлив, как ты, никогда, никогда! Много людей Старый тополь Л. Толстой - Вступление живет таковой жизнью, как ты, и они счастливы так же, как счастливы Мими, Биби и Фанни. Но если б все тормознули на этом счастье, то весь мир издавна бы перевоплотился в Мими, Биби Старый тополь Л. Толстой - Вступление и Фанни. Только этого никогда не бывало и никогда не будет, так как у каждого человека бывают минутки, когда его тянет куда-то вдаль, на новейшую жизнь, и благо тому, кто идет за этим Старый тополь Л. Толстой - Вступление могучим голосом, кто не заглушит его внутри себя и не уснет на мелочах жизни.

И он уходил в глухой лес; там вокруг него росли и шумели густыми листьями старенькые столетние дубы Старый тополь Л. Толстой - Вступление.

— О чем гремят они, — задумывался Жак, — и что за сила в их? Срубит дерево человек, уничтожит его, а никогда не выяснит, чем и как оно жило!

Он ложился на мягенькую Старый тополь Л. Толстой - Вступление, сочную травку и смотрел кругом.

— Кто же когда выяснит, — задумывался Жак, — как вырастает вся эта травка из мамы сырой земли? Куда идти, где отыскать ответ?

И кругом была тишь, только высочайшие дубы шумели Старый тополь Л. Толстой - Вступление густыми верхушками, да сердечко его билось, и слышалось ему, будто бы оно выговаривало все одно и то же слово: вперед, вперед, вперед!

А мысли у него бежали и струились в голове, как тени по Старый тополь Л. Толстой - Вступление травке, а на травку и на лес издавна уже сошла черная ночь.

— Потемки, нескончаемые потемки! — шептал Жак, и слезы у него выступали на очах, слезы бессилия.

— Боже, — гласил он, — где Старый тополь Л. Толстой - Вступление же свет! И по временам ему казалось, что вдруг там, на дальной поляне, через ветки вспыхивал броский белоснежный свет и освещал всю поляну и деревья. Весь перепуганный, обрадованный, он бежал к Старый тополь Л. Толстой - Вступление этой поляне, он слышал, как очень стучало сердечко в груди его и с некий болью выговаривало: вперед, вперед, вперед! Но как скоро он прибегал на поляну, свет стремительно прятался либо уходил в Старый тополь Л. Толстой - Вступление лес и утопал в тумане над болотом.

С тяжеленной тоской он смотрел на небо. Там плыл полный месяц и будто бы спрашивал его: чего для тебя необходимо?

— Ах, мне необходимо долететь до тебя Старый тополь Л. Толстой - Вступление и поглядеть, что на для тебя делается, позже перелететь на эти светлые звездочки, что мелькают там высоко, и все обо всем поведать людям, чтобы для их все стало так же светло Старый тополь Л. Толстой - Вступление и ясно, как светел ты, светлый месяц!

Угрюмо повесив голову, ворачивался он домой, а на другое утро принимался за работу, с цепом либо граблями: он колотил томным цепом, чтоб заглушить снутри неугомонный глас, который не Старый тополь Л. Толстой - Вступление давал ему покоя ни деньком ни ночкой. В конце концов, Жак не выдержал. Он взял мало средств из отысканных Павлом, простился с Лилой и со всеми и отправился в дорогу.

— Ах Старый тополь Л. Толстой - Вступление, для чего покидаете вы нас, г-н Жак, — гласили ему все, — мы все вас так любим, и у нас так отлично живется!.. Чего вам недостает в жизни? И не постыдно Старый тополь Л. Толстой - Вступление ли вам искать какую-то химеру?..

Но Жак не слушал никаких резонов и увещаний. Он надел свою котомку, взял свою длинноватую палку и вышел из деревни...

На другой денек было воскресенье, и пастор в церкви Старый тополь Л. Толстой - Вступление гласил, что должно быть удовлетворенным малым и тем счастьем, которое к нам нисходит от бога, что человек, недовольный собственной судьбой, подпадает под власть духа сатанинской гордости и гибнет.

А Жак забавно Старый тополь Л. Толстой - Вступление и бодро шел собственной дорогой. По дороге росли высочайшие дубы и хвалебно шумели ему зеленоватыми верхушками, будто бы гласили: вперед! вперед! вперед!

Проходя по селам и городкам, он снимал с пальца то кольцо Старый тополь Л. Толстой - Вступление, которое доставило Павлу счастье, и катил его по дороге, как завещал ему отец, но кольцо повсевременно катилось вперед и, никуда не заворачиваясь, прямо падало на дорогу.

— Видно, в дороге мое счастье! — гласил Старый тополь Л. Толстой - Вступление, улыбаясь, Жак и забавно шел вперед. Он останавливался и жил в огромных городках, где были огромные школы, много ученых и еще более всяких книжек. Он много читал, многому научился, и Старый тополь Л. Толстой - Вступление вкупе с познанием тихая удовлетворенность и светлый мир спускались к нему в сердечко.

Он сделал много различных открытий и много путешествовал. Он был за морями, в тех дальних дивных странах, о которых грезил Старый тополь Л. Толстой - Вступление, сидя на горах морских, когда был бедным, темным рыбаком. Много трудов и лишений вынес он, но все эти томные труды давали богатую жатву, и он был счастлив плодами этих трудов.

— Я сделал незначительно Старый тополь Л. Толстой - Вступление, — гласил он, — на этом долгом пути, но все-же я хоть мало подвину людей туда, в этот загадочный мир, к нескончаемым звездам, которые так недосягаемо мелькают над нашими головами в Старый тополь Л. Толстой - Вступление труднодоступной красоте!..

В конце концов он добрался до тихой глубочайшей старости. Практически все знали и уважали его в том большенном городке, где он жил. Когда он выходил из дому, делая упор на свою Старый тополь Л. Толстой - Вступление длинноватую палку, то люд расступался перед ним и снимал шапки.

И он со всеми раскланивался нежно и приветливо, а сам задумывался: «Спасибо вам, братья, что вы не бросаете в меня Старый тополь Л. Толстой - Вступление каменьями и грязюкой, как кидали в почти всех, которые шли впереди вас с желанием вам добра и счастья!»

Раз он посиживал перед раскрытым окном, за большой книжкой. Он посиживал и много размышлял о неразгаданных тайнах Старый тополь Л. Толстой - Вступление, о будущем счастье людей. И вдруг!.. Да, это ясно все лицезрели в окно, — некий особый свет блеснул перед ним, но что увидал он в этом свете, — того никто не вызнал, так Старый тополь Л. Толстой - Вступление как, когда пришли его слуги, его уже не было в живых. Он расслабленно посиживал и будто бы улыбался во сне ухмылкой глубочайшего счастья. 

Вопросы к рассказу:

  1. О чем говорится в рассказе?

  2. А чему Старый тополь Л. Толстой - Вступление вас учит эта история?



^ Блок 2

Почитание старших в доме

«Если бы у меня был ковер-самолет»

В. Сухомлинский

Далеко-далеко за морем, в больших горах вырастает расчудесный цветок. Расцветает он ранешней весной и цветет Старый тополь Л. Толстой - Вступление целое лето до последней озари. Есть у этого цветка замечательное свойство: он очищает воздух. Кто дышит воздухом поблизости этого цветка, тот никогда не хворает.

Если б у меня был Старый тополь Л. Толстой - Вступление ковер-самолет, я полетел бы за море, погрузился бы в горах, отыскал бы расчудесный цветок. Я собрал бы его семечки, привез бы домой. Пораздавал бы всем людям по семечку, чтоб у всех вырос расчудесный Старый тополь Л. Толстой - Вступление цветок, что бы ни было, ни 1-го хворого человека, что бы люди жили до глубочайшей старости и не болели. Моя бабушка нередко хворает. Я повел бы ее к расчудесному цветку, подышала Старый тополь Л. Толстой - Вступление бы лечебным воздухом – и излечилась бы навечно.

Вопросы к рассказу:

  1. Почему создатель этого рассказа решил посодействовать бабушке?

  2. Как бы вы поступили, если б у вас был таковой цветок?

  3. Кому вы бы захотели Старый тополь Л. Толстой - Вступление посодействовать?


Чтение рассказа «Помощница»

Наташе 6 лет. Она вкупе с бабушкой убирает в комнате. Наташе охото делать все так, как бабушка. Потому она старается не отставать от нее.

- Вот сейчас стало прекрасно Старый тополь Л. Толстой - Вступление! – произнесла бабушка.

Они вкупе осматривают комнату: нигде не соринки, пол поблескивает, как будто зеркало, все вещи – на собственных местах, книги расставлены, а на столе в прекрасной вуале – ветка сирени.

Бабушка стала разглаживать. И Старый тополь Л. Толстой - Вступление Наташенька здесь как здесь – раскладывает мамино, папино, свое белье на стопочки. А бабушка гласит:

- Складывай так, чтоб не помять белье и чтоб его можно было комфортно и стремительно отыскать в шкафу: раздельно рубахи, раздельно Старый тополь Л. Толстой - Вступление носовые платки, раздельно футболки…

Как отлично у тебя все выходит, ты реальная ассистентка!

Проблемный вопрос:

Если б бабушка вам произнесла: «Если хочешь, помоги мне убрать квартиру. А если не хочешь – иди поиграй Старый тополь Л. Толстой - Вступление, либо порисуй, либо взгляни мультики», что бы вы избрали?


Машенька и Дашенька

Жила-была бабушка Алёна. И были у неё две внучки - Машенька и Дашенька. Родные сестрёнки были, друг на друга похожие, как Старый тополь Л. Толстой - Вступление поглядишь, так совершенно различные.

Машенька, ну всем была бабушке ассистентка: она и на кухне работает, и на огороде, и корову подоит, и дом приберёт.

А Дашенька - ну, та ничего делать не желала Старый тополь Л. Толстой - Вступление, у Дашеньки только ветер в голове. Бабушка Алёна другой раз произнесет: "Даша, да помоги ты мне с Машенькой. Ведь мне, старухе, нелегко дом вести, ну и Машенька весь денек на Старый тополь Л. Толстой - Вступление работе, а ты ничего не делаешь".

А Дашенька в ответ: "Ах, бабушка, мне недосуг, меня в гости звали!"

Хлопнет дверцей, ну и всё здесь: гулять пошла. Вот как-то днем встала бабушка Алёна, глядит Старый тополь Л. Толстой - Вступление - денек неплохой, ясный. Будит она внучек:

- Девченки, голубушки, вставайте, сходите в Ветле по ягодки. Денёк неплохой, ягод много уродилось, наберите по корзиночке, всё на зиму хоть маленько запасем.

А Старый тополь Л. Толстой - Вступление девченки и рады. Умылись, оделись, по кусочку хлеба съели, молочком запили, взяли плетенки и - в лес.

Идут они по тропинке, выходят на полянку, глядят - и осознать не могут, что творится: каждый денек Старый тополь Л. Толстой - Вступление они по лесу бегают, свои места отлично знают, а здесь вдруг стоит на полянке избушка. Откуда взялась? Вчера ещё её на этом месте не было.

На пороге бабушка незнакомая посиживает, чулок вяжет.

Дашенька села Старый тополь Л. Толстой - Вступление в сторонке на пенёк, глядит в небо, ворон считает. А Машенька по-хорошему к старушке подошла, поздоровалась, разговорилась с нею. И здесь вдруг ненамеренно скатился у старушки с колен клубок; скатился - да Старый тополь Л. Толстой - Вступление в травку, да под горку покатился. Старушка кряхтит, подымается идти клубок находить, а Машенька гласит:

- Сиди, бабушка, ты ведь старая, для тебя тяжело. Я на данный момент твой клубочек найду.

Побежала Старый тополь Л. Толстой - Вступление Маша под горку, порылась в траве, отыскала клубочек и приносит бабушке незнакомой:

- Вот, бабушка, пожалуйста!

- Спасибо, Машенька. Погоди, не уходи. Иди ко мне в избу, там под окном узелочек лежит. Ты возьми Старый тополь Л. Толстой - Вступление, здесь не гляди, а домой придёшь - посмотришь.

Машенька вошла, узелочек отыскала, бабушке спасибо произнесла, бежит домой с сестрёнкой. Домой прибегают, ягоды - на стол, развязывает Маша узелочек, а там два сарафанчика шёлковых: один красненький, другой Старый тополь Л. Толстой - Вступление голубенький, один с золотыми пуговками, другой с серебряными. Такие прекрасные, наряженные!

Машенька радуется, смеётся, а Дашенька губки надула:

- Вот, для тебя подарки, а мне - ничего! Завтра пойдём снова в лес Старый тополь Л. Толстой - Вступление - обязательно помогу незнакомой старушке клубочек находить.

Ночь проспали, с утра снова - денек ясный, солнышко светит. Снова с плетенками в лес бегут. Бегут по тропинке, прибегают на полянку, глядят - избушка стоит, а бабушки нет. И Старый тополь Л. Толстой - Вступление дверь заперта.

Села Дашенька на пенёк и гласит:

- Вот бабушка на данный момент выйдет, на порог сядет, клубочек уронит, я и пойду его находить под горой.

А Машенька глядит - бабушка из Старый тополь Л. Толстой - Вступление лесу идёт. И несёт старушка на спине огромную вязанку хворосту. Подбежала к ней Маша:

- Бабушка, милая, давай помогу. Ведь ты старая, для тебя тяжело!

- Ох, правильно, женщина, тяжело. Старость не удовлетворенность. Помоги, пожалуйста Старый тополь Л. Толстой - Вступление.

Маша посодействовала ей донести дрова до избушки.

- Спасибо, Машенька. Постой, не убегай. Иди ко мне в избу. Там на полке у меня большая плетенка - коробка стоит. Ты её возьми, здесь не Старый тополь Л. Толстой - Вступление гляди, а домой придёшь - посмотришь.

Машенька вошла, коробку отыскала, бабушке спасибо произнесла, бежит домой с сестрёнкой. Домой прибегают, ягоды - на стол, открывает Маша коробку, а в коробке две шубейки бархатные. Одна Старый тополь Л. Толстой - Вступление красненькая, другая голубенькая, одна с золотыми пуговками, другая с серебряными. Такие прекрасные, наряженные!

Радуется Маша, смеётся. А Дашенька рыдает:

- Вот, для тебя снова подарки дали, а мне снова ничего! Завтра пойдём в Старый тополь Л. Толстой - Вступление лес - обязательно помогу незнакомой бабушке хворост нести!

Ну хорошо, отлично. Успокоились, спать легли. С утра чуток свет они уж на ногах:

- Бабушка, мы в лес побежим!

И побежали. Бегут по тропинке Старый тополь Л. Толстой - Вступление, выходят на полянку - а на полянке по-вчерашнему избушка стоит, а бабушки незнакомой нет. И дверь заперта. Вот Дашенька на пенёк села и гласит:

- Придёт на данный момент бабушка из лесу, я увижу и помогу Старый тополь Л. Толстой - Вступление ей хворост до избы донести.

А Машенька глядит - бабушка-то с другой стороны идёт, от колодца. И несёт старушка два ведра воды. Подбежала к ней Маша:

- Бабушка, милая, давай помогу. Ведь Старый тополь Л. Толстой - Вступление для тебя тяжело, ты Старая!

- Ох, Машенька, уж какие мои силы! Помоги, пожалуйста.

Маша донесла воду до дому.

- Спасибо, Машенька! Погоди, не убегай, что ты всё торопишься. Иди ко мне в Старый тополь Л. Толстой - Вступление избу. Там на столе у меня наимельчайшая коробка стоит. Ты её возьми, здесь не гляди, а домой придёшь - посмотришь.

Машенька вошла, коробку отыскала, бабушке спасибо произнесла, бежит домой с сестрёнкой. Домой прибегают Старый тополь Л. Толстой - Вступление, ягоды - на стол, открывает Маша коробку, а там два колечка золотых, одно с красноватым камешком, другое с голубеньким. Такие блестящие, прекрасные!

Машенька радуется, танцует, а Дашенька... Дашенька ревёт, рыдает так, что у соседей Старый тополь Л. Толстой - Вступление через три двора слышно:

- Вот, для тебя снова подарки, а мне ничего! Завтра непременно пойдём в лес, буду помогать незнакомой бабушке воду носить!

Ой, ревела, ревела, чуть угомонилась. Но всё-таки Старый тополь Л. Толстой - Вступление уснула к утру. А днем чуток свет опять в лес бегут.

Бегут по тропинке, выходят на полянку, - а на полянке-то нет ничего: трава зеленеет, ягодки багровеют, берёзки гремят, солнышко светит... А Старый тополь Л. Толстой - Вступление ни избушки, ни старушки ровно и не бывало.

Встала Дашенька среди полянки, снова чуть ли не рыдает, гласит:

- Вот, нет больше незнакомой бабушки - некоторому и клубочек поднять, и хворосту принести, и Старый тополь Л. Толстой - Вступление воды притащить...

А Машенька обняла сестрёнку и шепчет:

- Некоторому? Сестрица-голубушка, а забыла ты, что дома-то у нас своя бабушка есть, своя родная старушка - тоже старая, тоже слабая. Только-только она Старый тополь Л. Толстой - Вступление подарков богатых для тебя дать не может... А ты нашей-то бабушке много ли помогаешь?

Вот идут они по лесу, ягоды берут. Машенька идёт - песню поёт, Дашенька идёт - думу задумывается. Ягод набрали, домой пришли. Дашенька Старый тополь Л. Толстой - Вступление так бабушке Олене на шейку и кинулась.

- Бабушка, - гласит, - ты уж прости меня... Забываю я все, что ты у нас старая да слабенькая. Уж я постараюсь, помогать для тебя, как Маша, буду Старый тополь Л. Толстой - Вступление.

Бабушка Алёна смеётся:

- Ну, отлично. Спасибо, что хоть обещаешь. Посмотрим, как оно на самом деле выйдет.

А вышло, милые мои, вышло! Стала Дашенька на сестрёнку глядеть - то одно, то другое бабушке сделает Старый тополь Л. Толстой - Вступление, то там, то здесь поможет. Вспоминает, что ведь и правильно, тяжело старушке без помощи.

А Машенька была сестрица не плохая, не скупая. Она все свои подарки напополам поделила: для себя оставила красноватый Старый тополь Л. Толстой - Вступление сарафанчик, красноватую шубейку и колечко с красноватым камешком, а сестрёнке все голубенькое дала.

Ах так праздничек - нарядятся они и гуляют, и гуляют с подружками по деревне. Люд в окошки глядит Старый тополь Л. Толстой - Вступление: "Ой, и какие девушки-то наряженные! Ой, и откуда у их такие наряды-то отличные?"

Здесь всё узналось да расскакалось. Поразмыслили люди, поразмыслили и сказку сложили. Окрестили её "Машенька и Дашенька". И стала эта Старый тополь Л. Толстой - Вступление притча по свету ходить - из деревни в деревню, с села на село. А сегодня эта притча шла, шла, ну и до вас дошла. До вас дошла, да здесь и кончилась.

Вопросы к Старый тополь Л. Толстой - Вступление притче:

  1. О чем говорится в рассказе?

  2. Поведайте, как Дашенька помогала бабушке.

  3. Как и чем вы помогаете бабушкам и дедушкам

  4. Если б вы были правителем, что бы вы сделали для старых обитателей собственного Старый тополь Л. Толстой - Вступление страны, чтоб они ощущали себя счастливыми людьми?

  5. Уважают ли вас ваши бабушки и дедушки?

  6. Что нужно делать, чтоб вас уважали пенсионеры?

  7. Какие поступки внуков, веселят бабушек и дедушек?



«Женя, дедушка Старый тополь Л. Толстой - Вступление и хлеб»

Жила была девченка Женя. Ей было 6 лет. Она собиралась стать прекрасной школьницей. Но вот неудача: не обожала девченка хлеб. Крошила его, раскидывала по столу.

А если ей делали замечания, морщила носик и фыркала Старый тополь Л. Толстой - Вступление: «Хлеб – это не смачно!». А время от времени к тому же разъясняла почему: «черствый», «толстый кусочек, «горбушка твердая»…

Вот приехал как-то из села Женин дедушка. Сели все за стол Старый тополь Л. Толстой - Вступление, а Женя, как обычно, заявила:

- Если без хлеба, то буду суп есть! – а сама поглядывает на дедушку, стараясь отыскать у него поддержку.

- Ну уж нет, пожалуйста, ешь с хлебом, как все, - строго Старый тополь Л. Толстой - Вступление произнес отец.

Женя взяла кусок хлеба, подержала его в руке, а позже неприметно положила на стул рядом с собой. Никто этого не увидел, не считая дедушки. Но он промолчал. А когда все Старый тополь Л. Толстой - Вступление встали из-за стола, старик взял кусок хлеба, который девченка оставила на стуле, позвал внучку, посадил ее около себя и доверительно спросил:

- Скажи, что ты считаешь самым смачным?

Девченка изумленно поглядела: неуж-то Старый тополь Л. Толстой - Вступление не знает!

- Самые смачные: пирожные, шоколад, мороженое, - затарахтела она, загибая пальцы, - а еще ананасы, бананы…

- А для меня самый смачный и самый дорогой – это хлеб, - произнес дедушка

- Да ну его! – махнула Старый тополь Л. Толстой - Вступление рукою Женя. – Хлеб – самый не смачный… И он не дорогой… И он всегда есть в магазинах – сколько хочешь!

- Это на данный момент его сколько хочешь и какого хочешь, - отозвался дедушка, - а ранее… Вот послушай Старый тополь Л. Толстой - Вступление одну историю.

Обняв внучку за плечи, дедушка принялся говорить:

- Ты уже совершенно взрослая – осенью в школу пойдешь, потому для тебя нужно знать об этом. Было это издавна, когда твоей маме Старый тополь Л. Толстой - Вступление исполнилось столько же лет, сколько на данный момент для тебя. Началась война с фашистами, я пошел на фронт. А там бывали деньки, когда хлеба давали сильно мало. Паек, который мы получали на денек, помещался на Старый тополь Л. Толстой - Вступление ладошки.

И дедушка, чтоб показать, каким был солдатский паек, положил на ладонь тот кусок хлеба, который Женя не стала есть за обедом.

- Вот таковой – и это на весь денек Старый тополь Л. Толстой - Вступление. Разве что еще кипяточек, конечно, без сахара. Ну так что? Сейчас сообразила, почему молвят: хлеб – всему голова, хлеб слаще меда и дороже золота? – спросил дедушка у внучки. – А этот кусок положи рядом Старый тополь Л. Толстой - Вступление с другим хлебом – понадобиться к ужину.

Вопросы к рассказу:

  1. Чему дедушка обучил Женю?

  2. Как вы думаете, изменит ли внучка свое отношение к хлебу?

  3. А чему вас учит эта история?


stanovlenie-nauki-i-problemi-terminologii.html
stanovlenie-nezavisimogo-yuzhnoslavyanskogo-gosudarstva.html
stanovlenie-obshej-teorii-i-osnovnie-napravleniya-razvitiya-knigovedeniya-v-1917-1958-gg.html